preloader__icon
Москва
+7 985 924 8442Обратный звонок Поиск

Предсказывают ли кошки о катастрофе

Есть ли у кошек чутье, что случится катастрофа?

Если вам когда-нибудь доведется побывать в городках и деревнях, карабкающихся по склонам Везу­вия на восточных берегах Неаполитанского залива, вы увидите, что подавляющее большинство семей, живущих здесь, держат кошек. Конечно, отчасти это объясняется любовью горожан к этим чудесным домашним животным, но существует еще одно соображение, делающее кошек особенно популярными среди жителей, дома которых построены на склонах активного вулкана.

Жизнь за долгие века научила их простой истине: когда речь идет о прогнозировании извержений, куда безопаснее полагаться на домашнее животное.

Непосредственно перед тем; как вулкан оживает, кошки и некоторые другие животные начинают вести себя в высшей степени странно - мечутся из угла в угол, громко кричат, просятся, чтобы их выпустили из дому, а получив такую возможность, стрелой летят как можно дальше, увеличивая расстояние между собой и районом, которому угрожает поток расплавленной лавы. Их владельцы редко отстают от них. В нашей стране исследования о поведении животных во время стихийных бедствия суммировал в книге «Животные предсказывают землтрясение» П.Мариковский. История Джанни и его черного кота Тото особенно типична.

Шел конец марта 1944 г. Война с появлением союзников подошла к концу, позволив Джанни и его жене Ирме мирно спать в своем сельском домике, на окраине маленького городка Сан-Себастьян у Везувия. Дом Джанни, как, впрочем, и сам городок, лежал в ложбине, по которой в случае извержения вулкана лава из зоны кратера стекала в долины. Однако этот факт никогда не беспокоил старика крестьянина и его жену, точно так же, как ему не придавали никакого значения и остальные жители Сан-Себастьяна. Последнее крупное извержение, уничтожившее большую часть города и прилегавшую к нему деревню Масса, произошло 80 лет назад, и никто в районе не верил, что оно повторится.

Ни Джанни, ни Ирма не знали и не могли знать, что в тот самый момент, когда они спали  в ту холодную мартовскую ночь, Везувий находился на грани взрыва, ставшего одним из самых продолжительных и разрушительных извержений наших дней. Зато об этом знал двухлетний кот Джанни Тото. С полудня предыдущего дня он не мог найти себе места, не желал есть, отказывался находиться в доме. Вскоре после полуночи 21 марта он разбудил своего хозяина, вытащив из глубокого сна самым эффективным способом - царапая когтями щеку.

Разгневанный ничем не спровоцированным нападением старик с ругательством сбросил с себя Тото. Но кот не сдавался, вновь и вновь нападал до тех пор, пока хозяин не спрыгнул с постели и не на­чал гоняться за котом по комнате, угрожая живьем спустить с него шкуру.

Наконец Ирма, которой все это смертельно надоело, сказала своему мужу, чтобы тот прекратил мериться глупостью с котом и угомонился. Тото всегда был очень ласковым и дружелюбным существом и никогда не нападал на хозяина без веской на то причины. Глубоко религиозная старая женщина восприняла это как знак небес, которому могло быть только одно объяснение: вулкан вот-вот взорвется.

И хотя Джанни сердито протестовал, обвиняя жену, что она столь же глупа, как и кот, он в конце концов согласился одеться, нагрузить на ручную тележку самое необходимое, пойти сквозь ночь к сестре Ирмы, жившей в области, куда обычно лава не затекала. Через час после их ухода Везувий взорвался, а спустя еще совсем немного времени их дом был сметен потоком расплавленной лавы. Прежде чем гнев вулкана утих, погибло почти тридцать человек, большинство из которых были похоронены живьем под огнедышащей лавой и раскаленным пеплом, извержение уничтожило городок и несколько деревень, оставив без крова более 5 тысяч человек. Джанни и Ирма спаслись и даже умудрились вывезти свои наиболее ценные пожитки - и все благодаря провидческой способности верного друга Тото, который умчался в безопасное место и позже воссоединился со своими хозяевами.

Кошки искушены также и в предсказании землетрясений, в этих случаях их шестое чувство опасности может оказаться куда на­дежнее дорогостоящих сложных электронных мониторов.

Так, в августе 1979 г. более двухсот таких приборов, установленных в Калаверас Фолт (Калифорния), для регистрации первых признаков землетрясения, мирно показывали «все спокойно». И оказались не в состоянии предсказать землетрясение, настолько мощное, что от него сотрясались здания в 130 милях от эпицентра, в Сан-Франциско. В результате местные жители оказались неподготовленными, многие получили серьезные ранения.

А вот всего тремя годами раньше в провинции Фриули,что на северо-востоке Италии, на самом берегу Адриатического моря произошло нечто совсем противоположное.

Спокойным прохладным майским вечером кошки этого района начали вести себя поистине странно. Они носились взад и вперед, яростно царапались в двери и окна и, получив свободу, исчезали в темноте. В 9 вечера начались ин­тенсивные толчки. Подобные случаи повторялись многократно, особенно в тех частях света, где землетрясения повседневность. Здесь, в областях повышенной сейсмиче­ской опасности, местные жители свято верят в провидческие способности своих домашних животных, особенно кошек.

Предсказания их всегда были настолько точны и так часто отмечались во всевозможных отчетах, сделанных за последние 100 лет, что сейчас ученые всего мира исследуют этот феномен в надежде использовать уникальные способности животных в своих целях. Задача, сто­ящая перед исследователями США, России, Китая и ФРГ, выяснить, что же именно у кошек и других животных является таким особо чувствительным органом. После решения этой проблемы они рассчитывают сконструировать механические устройства, имеющие аналогичную эффективность раннего предупреждения катаклизмов, хотя стоить они наверняка будут дороже любой кошки мира.

Одним из исследователей, которого заинтересовало землетрясение во Фриули, был доктор Хельмут Трибуч, биохимик научного общества Макса Планка при Институте Фрица Хабера в Берлине. Он сам родился в районе Фриули и специально исследовал поведение домашних животных в часы и минуты, предшествовавшие землетрясению. Доктор Трибуч отмечает, что все кошки в одной деревне покинули свои дома задолго до подземных толчков и отсутствовали два дня, прежде чем вернулись обратно. «В трех случаях, - говорит он, - кошки терзались у входных дверей и умоляли, чтобы их выпустили».

Как сообщают американские исследователи, аналогичным образом вели себя и калифорнийские кошки накануне землетрясения 1979 г. Ученые провели обширные исследовательские работы, спонсором которых стало Геологическое общество США. Двое из этих исследователей, доктор Леон Отис, практикующий психолог, и доктор Уилльям Каутц, специалист в области компьютерной техники, привлекли и обучили для этого более 10 тысяч добровольцев, которым были даны строжайшие инструкции бдительно наблюдать за двумястами представителями животного мира и вести подробнейшие записи всего того, что делают животные. Наблюдателям велено отмечать все «необычности» поведения по шкале от 1 до 14. Если животное делает что-то особенно необычное, достойное отметки 2 и более, добровольцы обя­заны немедленно связываться с исс­ледователями по предварительно зарезервированной «горячей линии».

Огромное количество данных, собранных в ходе этого проекта, пока еще оценивается, но результаты уже показывают, что, похоже, фольклорные истории и популярное поверье о способности животных, в частности кошек, предсказывать с фантастической точностью природные катаклизмы, не лишены оснований. Так что, если вы живете в опасной зоне, не забывайте поглядывать на вашу кошку - возможно, в один прекрасный день она спасет вам жизнь.

В Китае подобное явление уже имело место в 1975 г., когда сейсмологи дали приказ о массовой эвакуации жителей Хайченга, города в центральной области Китая, - это было сделано за 24 часа до гигантского землетрясения, принесшего этому району массовые разрушения.

Как утверждает доктор Трибуч, способность кошек столь эффективно предсказывать грядущие землетрясения обусловлена тем фактом, что они могут фиксировать в окружающей их атмосфере положительно заряженные атомы и ионы. Непосредственно перед землетрясением эти частицы высвобождаются в огромных количест­вах, делая окружающий воздух фактически «живым», кипящим от электростатической активности. Трибуч указывает, что древние греки и римляне время от времени отмечали странные предзнаменования - дымчатые облака, мрачные огни в небесах - непосредственно перед мощным землетрясением, а подобные явления связаны с повышенной электрической активностью в атмосфере.

Поскольку мы, люди, в высшей степени нечувствительны к нали­чию таких частиц, то даже не­вероятное увеличение положитель­ных ионов практически не оказыва­ет на нас никакого воздействия, за исключением, возможно, легкой го­ловной боли или повышенной раздражительности чрезвычайно восприимчивыми, испытывают расстройства настроения и поведения, поскольку окружающий воздух вызывает изменения в химии головного мозга и нервной системе. Одним из таких изменений, возможно, является увеличение выработки серотонина, химического «носителя», влияющего на эмоциональное состояние.

И хотя имеется достаточно доказательств в пользу теории увеличения ионов, влияющих на поведение кошек накануне землетрясения или извержения вулкана, доктор Эрнст Килиан из Вальдивийского университета, Чили, собиравший информацию о животных и землетрясениях с 1960 г., предложил иное объяснение.

С его точки зрения, кошки могут ощущать - и это чувство оказывает на них угнетающее воздействие - очень слабое дрожание почвы, ко­торое предшествует землетрясению. Килиан также полагает, что кошки могут чувствовать магнитные явления, к которым лю­ди невосприимчивы. Изменения в окружающем магнитном поле, возможно, становятся одним из ранних сигналов сильного землетрясения.

И все же многое неясно. Пусть кошки чувствительны к положительным ионам, очень тонко воспринимают мелкое дрожание почвы и обладают способностью регистрировать изменения магнитного поля Земли. Но как объяснить, каким образом они могут предчувствовать несчастные случаи и катастрофы других типов?

Правдоподобными выглядят два объяснения. Во-первых, многие события могут быть связаны со звуками, лежащими вне диапазона восприятия человеческим слухом. Взрыв кинескопа, например, вполне возможно, был связан с излучением сверхвысокочастотных сигналов непосредственно перед ним. Вероятно, они привели в раздражение или напугали спящего кота, который в знак протеста вышел из комнаты. Во-вторых, возможно, что кошки воспринимают сигналы, частота которых слишком низка для человеческого уха. Поскольку наш слух нестабилен в каждый конкретный момент, очень сложно определить верхний и нижний пороги восприятия, но максимальная чувствительность лежит в диапазоне от 1500 до 4000 колебаний в секунду (Гц), хотя при достаточно большой громкости можно слышать и более высокие звуки. Животные обладают более тонким слухом. Мыши, например, могут воспринимать писк своих сородичей на частоте 100 000 Гц, у кошек верхний и нижний пороги не менее впечатляющи. У кошек эта способность сочетается с умением слышать очень тихие звуки и выделять их из фона других шумов. Рики, корабельный кот, спасший девушку от верной смерти, вероятно, выделил ее слабые крики на фоне грохота корабельного двигателя и шума волн. Человеческие проявления страха и отчаяния воспринимаются как призывы тревоги и кошками, и другими до­машними животными.

Однако такие слуховые характеристики - всего лишь одна сторона медали, поскольку кошки обладают как минимум еще одним уникальным и дополнительным органом чувств. Это, по существу, шестое чувство.

Называемый вомеронасальным органом, или органом Якобсона, он состоит из хрящевой трубочки примерно в сантиметр длиной, расположенной в основании пасти и связанной с окружающей средой с помощью небольшого отверстия непосредственно за передними зуба­ми. Рудиментарные следы органа Якобсона, названного так по имени датского анатома XIX в., присутствуют и у людей, но уже не обладают какой-либо функцио­нальной ценностью.

У кошек этот орган образует часть системы восприятия запахов, в нем имеются нервы, которые передают импульсы непосредственно к обонятельным зонам головного мозга. Чтобы воспользоваться своим органом Якобсона, кошка вначале должна прекратить любые действия для того, чтобы втянуть воздух в отверстие органа. Это позволяет ей определять и идентифицировать различные типы молекул, образующих потоки в атмосфере. В этом смысле орган аналогичен восприятию вкуса и запаха, но поскольку эти чувства и без того прекрасно развиты у кошек и, учитывая, что все созданное природой имеет свой смысл, орган Якобсона, вероятно, выполняет весьма важную дополнительную функцию.

Понаблюдайте за вашей кошкой, посмотрите, как она пользуется этим органом. Перед тем как втянуть воздух, кошка внезапно останавливается как вкопанная, полуоткрыв пасть и втянув губы, позволяя таким образом попасть в отверстие максимально большему ко­личеству воздуха. Выражение мордочки в этот момент можно сравнивать с ухмылкой или гримасой. Западногерманские специалисты называют такое поведение «гримаска». Обычно это происходит во время неспешной прогулки кошки по своей территории, и может сопровождаться приподнятой пере­дней лапой с повисшей подушечкой или иными признаками интереса и настороженного внимания.

До сих пор мы точно не знаем, какую информацию получает кошка при помощи органа Якобсона, хотя было выяснено, что он играет свою роль в регистрировании фено­менов, относящихся к половым особенностям других кошек. Возможно также, что это шестое чувство, по крайней мере отчасти, является тем самым устройством, которое ответственно за предсказания. Если событие вызывает хотя бы незначительные изменения в химическом составе воздуха – перед извержением вулкана, землетрясением, лесным пожаром и т.д., - «анализ» всего лишь нескольких молекул вещества может оказаться ранним предупреждением, распознать которое не способно ни одно другое животное.

И так, перед нами животное, которое может определить приближение хозяина с далекого расстояния, заметить незначительнейшие оттенки в тоне голоса и выражении лица, слышать звуки, которые оказываются слишком вы­сокими или слишком низкими для восприятия человека, определять запахи, которые мы не чувствуем, и, возможно, реагировать на такие характеристики окружающей среды, как изменения электрического заряда, магнитного поля или молекулярного состава, то есть всего того, что проходит мимо нас незамеченным.

Однако большинство владельцев убеждены, что фантастические предсказания кошек можно объяснить лишь тем обстоятельством, что животные эти безусловно обладают определенной формой сверхчувствительного восприятия.